Леонид Млечин

Ровно полвека назад, 5 июня 1967 года, на Ближнем Востоке вспыхнула война. За 6 дней маленький Израиль сокрушил соседние арабские страны, значительно превосходившие его в живой силе и боевой технике. Такого оглушительного разгрома не ожидали ни побежденные, ни победители. Война изменила судьбу Ближнего Востока. И породила эпоху международного терроризма. Последствия 6-дневной войны ощущаются и по сей день

Леонид Млечин

Миллионы авиапассажиров во всем мире, которые вынуждены раздеваться и разуваться в зоне спецконтроля, обязаны этим палестинцам. Это палестинские боевики на следующий год после 6-дневной войны, в 1968-м, угнали первый пассажирский самолет. Выяснилось, что два-три террориста способны превратить сто с лишним пассажиров захваченного самолета в заложников, за освобождение которых можно требовать все, что угодно… Современный терроризм, от которого страдает уже весь мир, начался с палестинских боевиков.

Почему нет палестинского государства?

В соответствии с резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН рядом с Израилем должно было появиться государство палестинских арабов. Принято считать, что израильтяне не позволили палестинцам создать свое государство и захватили их земли. В реальности только что появившийся на свет Израиль не претендовал ни на один лишний квадратный метр земли сверх того, что было обозначено решением ООН.

Но палестинские арабы вовсе не собирались основывать свое государство! Это даже не обсуждалось. Соседи не признавали существование арабского народа Палестины. Президент Сирии Хафез Асад говорил председателю ООП Ясиру Арафату:

— Нет никакого палестинского народа, а есть только Сирия. Вы неотделимая часть сирийского народа, а Палестина — неотделимая часть Сирии…

29 ноября 1947 года ООН предоставила палестинским евреям и палестинским арабам равные возможности создать свое государство. Евреи были полны решимости использовать этот единственный в их истории шанс. Арабы, вместо того чтобы создавать свое государство, заявили, что уничтожат еврейское.

15 мая 1948 года, на следующий день после провозглашения Израиля, в Палестину с севера, востока и юга вторглись армии Египта, Сирии, Иордании, Ирака и Ливана. Они не сомневались, что задушат еврейское государство в зародыше. К удивлению всего мира еврейские отряды самообороны отразили атаку и взяли верх в войне за независимость. Арабские армии вынуждены были отступить.

Тогда Египет и Иордания просто поделили территорию, которую ООН выделила для создания государства палестинских арабов. Египту достался сектор Газа, Иордании — Западный берег реки Иордан. Они два десятилетия управляли палестинцами, но пальцем не пошевелили для того, чтобы создать им государство или хотя бы предоставить автономию. Более того, 23 апреля 1950 года парламент Иордании оформил присоединение к стране Западного берега реки Иордан; живущие там палестинцы превратились в иорданских подданных.

Трагедия беженцев

Больше всего палестинцев оказалось в секторе Газа, небольшом районе побережья Средиземного моря. Этот клочок земли (8 километров в ширину и 48 — в длину) превратился в один из самых густонаселенных районов мира. Палестинцы жили в нищете. Управлявшие Газой египтяне вели себя как колониальные чиновники.

Советское посольство в Каире информировало Москву:

“Правительство Египта не желает отдавать район Газы… А среди палестинских беженцев в районе Газа растет недовольство правительством Египта. Многие палестинские беженцы в районе Газа начинают рассматривать египетскую администрацию как силу, осуществляющую оккупационные функции”.

В 1959 году генеральный секретарь ООН Даг Хаммаршельд предложил общими усилиями переселить беженцев из лагерей и дать им возможность начать новую жизнь. Арабские страны запротестовали, и генсек ООН вынужден был отказаться от своей идеи.

Советский посол в Египте сообщал в Москву: “Египетское правительство не заинтересовано в разрешении палестинской проблемы ввиду того, что существующая напряженность на Ближнем Востоке, вызываемая палестинской проблемой, содействует тому, что арабские государства в основном поддерживают политику Египта”.

В Москве были прекрасно осведомлены, зачем арабские страны требуют возвращения беженцев в Палестину, но ничего не делают, чтобы им помочь. Советская миссия в Ливане докладывала в министерство:

“Арабские страны настаивают на возвращении всех арабских беженцев не потому, что их негде разместить в остальных арабских странах или же в арабской части Палестины, а потому, что они хотят иметь на территории еврейского государства своего рода пятую колонну, которая в случае возобновления военных действий в последующем сможет оказать серьезную поддержку арабскому наступлению”.

Если бы палестинцам дали возможность работать и вести нормальную жизнь, немногие стали бы боевиками. Но арабский мир превратил палестинскую молодежь в орудие борьбы с Израилем и щедро платил тем, кто брался за оружие.

Упущенный шанс

Одержав победу, израильтяне надеялись, что теперь наступит долгожданный мир. Потерпев поражение, арабские страны поймут, что нет иного пути, кроме переговоров, и заключат мир. 19 июня 1967 года израильское правительство согласилось отказаться от занятых в ходе боевых действий Синая и Голанских высот, если Египет и Сирия готовы подписать мирные соглашения. Будь это предложение принято, израильские войска бы ушли, и можно было, наконец, создать государство палестинских арабов.

Но главы арабских стран потребовали не признавать право Израиля на существование, не вести с Израилем мирные переговоры и не заключать с ним мира. От переговоров отказались не только арабские вожди, но и лидеры палестинских боевых организаций. Они обещали “пулями подавить любую попытку навязать им политическое решение”. Еще одна возможность обрести собственную страну была упущена…

Ровно через год после 6-дневной войны в Соединенных Штатах, где шла президентская кампания, в штате Калифорния на праймериз убедительную победу одержал сенатор Роберт Кеннеди, младший брат убитого президента Джона Кеннеди. 5 июня 1968 года, уже за полночь, Кеннеди произнес зажигательную речь перед своими сторонниками и отправился на пресс-конференцию. В узком коридоре молодой человек выстрелил в него из револьвера 22-го калибра и попал прямо в голову. Еще две пули угодили в правую руку, потому что Кеннеди рухнул на пол.

Убийцу звали Сирхан Бишара Сирхан. Он родился в Западной части Иерусалима. После провозглашения Израиля семья бросила дом и перебралась в другой, арабский район. В 1956 году с помощью ООН переселились в США. Но отец вскоре оставил семью. Его сыновья жили с ощущением, что они никому не нужны и вокруг одни враги. Сирхан Сирхан был потрясен молниеносным разгромом арабских армий в 6-дневной войне. Он решил казнить Роберта Кеннеди, чтобы наказать США за помощь Израилю, 5 июня, в первую годовщину проигранной арабами 6-дневной войны.

Нашлись влиятельные силы, которые поддержали палестинских боевиков и сделали терроризм привлекательным, о чем потом придется пожалеть. Советские спецслужбы вместе с коллегами из других социалистических стран помогали террористам оружием и деньгами, обучали и укрывали на своей территории, потому что они сражались против “империалистов и их прислужников сионистов”. Социалистический мир был идеальной базой для террористических акций. Здесь, за железным занавесом, они были вне досягаемости полиции. Венгрия, Болгария, Чехословакия, Восточная Германия — палестинские террористы везде пользовались режимом наибольшего благоприятствования.

Но после ввода войск в Афганистан Москва утратила симпатии исламского мира. Мусульмане повернулись спиной к былому другу. А взращенный совместными усилиями зверь вышел из повиновения.

Молоко ненависти

Когда сегодня мы с тревогой отмечаем постоянно расширяющуюся географию террористических атак и задаемся вопросом, как такое возможно, имеет смысл вспомнить: некогда лидер “палестинского сопротивления” Ясир Арафат организовал военно-идеологическую подготовку детей — с 8 лет их учили держать в руках оружие и ненавидеть израильское государство. Детям объясняли, что вся Палестина принадлежит арабам: на школьных географических картах нет Израиля, израильские города имеют арабские названия. Спустя годы в арабских странах и в Палестинской автономии был создан невиданный пропагандистский механизм воспитания будущих убийц. Боевики уверились в том, что совершают благое дело, уничтожая врагов Аллаха, и вера позволяет им убивать всех неверных, в том числе женщин и детей.

Когда хоронят очередного террориста, ликвидированного израильской контрразведкой, мужчины кричат:

— Мы отомстим за твою кровь, наш мученик!

А палестинские женщины обещают:

— Мы будем вскармливать наших младенцев молоком ненависти.

Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Кувейт, Ирак, Катар заработали на нефти огромные деньги и могли устроить судьбу палестинских беженцев. Но палестинцев по-прежнему держат в лагерях беженцев. Есть две причины: жадность властителей и циничный расчет. Мирная и процветающая Палестина арабским властителям не нужна. Борьба против Израиля превратилась в предлог для тотальной войны против неверных.

Через полвека после 6-дневной войны израильско-палестинский конфликт становится все более безысходным, ныне это составная часть противостояния исламистов остальному миру, что почти ежедневно порождает смертников-джихадистов.

Идеология джихада

Полвека спустя ответом на эту победу стал одиночный террор, с которым не знают, как справиться, ни Израиль, ни мир

Фото: Nasser Ishtayeh, AP

1400 лет назад ислам ворвался на авансцену мировой истории с невероятной энергией и амбициями. Правоверные создали огромную империю. Память об этом успехе живет. Исламисты обещают исторический реванш. В их сердцах обида за то, что арабы оказались на обочине — Запад вызывающе процветает, а они прозябают.

Исламизм заполнил вакуум, создавшийся после крушения политических идеологий, которые прежде так нравились молодежи,— арабского социализма и арабского национализма. Из этих теорий ничего не вышло. Политики, которые брали власть под этими лозунгами, превратились в коррумпированных тиранов. Исламисты говорят, что мусульмане должны занять ведущее место в мире, а оно занято другими, значит, мир устроен несправедливо.

Джихад означает усердие на пути Аллаха. Но понимается сейчас исключительно как священная война против неверных и отступивших от норм ислама, война, которая должна вестись до полной и окончательной победы. Мир острее реагирует на акции, которые совершаются в Европе и в Северной Америке. Но в основном джихадисты уничтожают… мусульман. Палестинские террористы, например, убили значительно больше арабов, чем израильтян.

Волна устрашающих преступлений, совершаемых во имя Аллаха, пугает сам исламский мир. Президент Египта Абдель-Фаттах ас-Сиси признал:

— Мы владеем священной истиной, но осознание этого превращает мусульманскую общину в источник страха и опасности для всего мира.

Президент Египта призвал священнослужителей ни больше ни меньше к религиозной революции. Но причина террора — не только теология. Авторитарные правители арабских стран создали привычку к насилию, облеченному в религиозную упаковку. Ученые отмечают: следует говорить не о радикализации ислама, а об исламизации радикального протеста. На Ближнем Востоке слишком много молодых людей, которым нечем заняться и которые не видят никакой перспективы. К ним обращаются вербовщики: “Иди с нами. Сражайся за Аллаха. И за свободу мусульман, которых по всему миру убивают и угнетают”. Но есть и другая грань: действующие на территории Европы боевики не знают арабского, не молятся в мечети и не читают Коран. Они берутся за оружие для того, чтобы дать выход своей агрессии — против окружающих, которых винят в собственных неудачах.

Боевики-одиночки

Методы джихада меняются на наших глазах. Громкие акции совершают в одиночку. Это новая стратегия, ее сформулировал один из идеологов джихада сириец Абу Мусаб аль-Сури: “Нам нужна система, но не организация”. Большим террористическим группам труднее действовать из-за мер безопасности. Террористы создают временный “трудовой коллектив”: встретились, подготовили теракт, оставшиеся в живых разбежались…

Сириец Абу Мусаб аль-Сури — не только теоретик. Он участвовал во взрыве поездов в Мадриде в марте 2004 года. Погиб 191 человек, больше 2 тысяч были ранены. Аль-Сури призвал к “глобальному исламскому сопротивлению”, в список целей для терактов он включил аэропорты, морские порты, вокзалы, мосты, метро, туристические достопримечательности, редакции газет, радио и телевидения.

“Методом, способным сокрушить правительства и государства,— объяснил идеолог джихада,— является массовое убийство гражданского населения. Следует атаковать скопления людей, чтобы было как можно больше человеческих потерь. Это, к примеру, заполненные зрителями спортивные арены, крупные международные выставки, многолюдные рынки, небоскребы”.

Следует говорить не о радикализации ислама, а об исламизации радикального протеста. На Ближнем Востоке слишком много молодых людей, которым нечем заняться и у которых нет перспективы, к ним и обращаются вербовщики

Идея строительства халифата, то есть установление исламского правления на территории Ирака и Сирии, несколько лет была привлекательным лозунгом для молодых исламистов. Сейчас эта преступная группировка терпит военное поражение, и число добровольцев резко упало. Это уже не тысячи, а сотни человек. Но бойцы проигравшей армии рассеиваются по всему свету, готовые продолжить свое дело. Под свои знамена их призывает Хамза бен Ладен, 28-летний сын Осамы от его третьей жены, которая ведет свой род от самого пророка Мухаммеда. Хамза бен Ладен принял на себя руководство созданной отцом террористической организацией “Аль-Каида” и намерен вдохнуть в нее новую жизнь.

И еще надо принимать в расчет иракских и сирийских подростков и юношей, которые выросли на территории, контролируемой боевиками халифата. Несколько лет они подвергаются интенсивной идеологической обработке. На их глазах убивали заложников, и они воспитаны в убеждении, что так и надо поступать. Главный пропагандист халифата Абу Мохаммед аль-Аднани в радиообращении напутствует именно эту молодежь: “Размозжи неверному голову камнем, зарежь ножом, задави машиной, столкни с крыши, задуши или отрави его…”

Зерна ненависти, посеянные полвека назад, дают обильные всходы.

Source