FEATURED » WAR & PEACE

Moment of Truth for Israel – There is a third threat, far more dangerous! English, Russian.

July 28, 2014   ·   0 Comments

Robert Aumann – Israel be ware!

In 2005, the Nobel Prize in economics (“For his work on conflict and cooperation through analysis in game theory“) received the eighth Israeli mathematician and professor at the Hebrew University in Jerusalem, president of Israel’s Union Mathematicians , winner of the Israel Prize and the Prize Harvey Yisrael Robert, John Aumann.

 A native of Germany, whose parents fled to America from Nazi regime two weeks before the Kristallnacht” Aumanvyros in New York, graduated from the Massachusetts Institute of Technology and the same doctorate. In 1956 he immigrated to Israel, has since lived in Jerusalem and works at the Hebrew University.

 Aumann an orthodox Jew and Zionist, religious, author of halachic comments on economic and legal aspects of the Talmud.

According to professor Aumann, conflicts of different levels and characteristics fit into certain mathematical models that, if ignored inevitably leads to failure. “The results of the competition and all sorts of disputes between nations or countries may be subject to mathematical analysis– he says.

 His excellent technique has proven itself in politics. During the Cold War” Aumann was invited to the advisory role of one of the U.S. agencies (arms control).

Professor Aumann does not hide his concern about the future of our country. At the Herzliya Conference he appealed to politicians, generals and diplomats who took part in the conference, with a warning: We mentioned the two fatal for Israel threats posed by nuclear weapons: direct and indirect.

 
But there is a third threat, far more dangerous.

It comes not from Iran, not from any terrorist groups or even somewhere outside. Its source ourselves.

 
The paradox is that the policy of Hamas completely rational, while Israel’s policy is irrational.
 
We lost direction and at the mercy of illusions. “Thus, according to Nobel laureate,” Russian immigrants realistic those who were born and raised in this country.
 
Liberman stated that we need to change the model of relations with the Palestinians, based on permanent concessions were perceived in the media with indignation.
 
According to Aumann he is right!
 
 
Interview:

 
Professor, please explain how the theory of games with politics and public conflict.

Game Theory is an analysis of strategies between the two communicating parties. These relationships can manifest themselves in a variety of capacities, from conflict to cooperation, and in various fields, from chess to business and wars between states.

 
However, the model is always the same. There is a set of rules that determine the development of the conflict in the collision of the two systems. There is also a set of specific techniques needed to induce rival enemy, a competitor to take your position.

Take a variety of conflicts, from local to global, and you will discover that the pattern is the same.

 
Religion, ideology, national character, etc. are of secondary importance.

 
You wrote that war is not irrational. But at the heart of most conflicts, from the religious wars of the Middle Ages and ending with the present, are based on irrational impulses.

 
Speaking of the rational nature of any conflict, I do not mean the motives and methods of achieving the goal.

 
The purpose may be quite irrational, the most harmless and the most monstrous. Someone may want to dance around the clock, and one can dream about having to reset all the Jews into the sea.
 
But the initiator of the conflict will inevitably depend on the partner, competitor or enemy and will behave quite rationally so as to achieve the maximum, exposing him selves to the least risk.
 
In a situation where the martyrs want to exterminate the Jews, it all depends on how the Jews themselves agree with their desire.

Upon the reaction of the Jews and their ways to counter it will depend the behavior of martyrs.

 
Setting aside the emotions, ideology and politics, this is the game, and the game has its rules.

 
They reach their goals?

 
Sure! Evacuation of settlements from Gaza was a direct consequence of nightmarish terror attacks using suicide bombers.
 
Stepping back, we showed that the methods used by them to be effective. Releasing hundreds of terrorists in exchange for the remains of two soldiers, we give a new impetus to the kidnapping.

 
If we release a thousand terrorists for Gilada Shalit including organizers of the bloodiest terrorist attacks, by the same token we give our enemy an incentive to continue to kidnap soldiers.

 
They impose their rules, we accept them. (Someone who will be tempted to blame Israel Aumana heartedness, recall that his son Shlomo died in 1982 at the Lebanon war, in the battle of Sultan Yacoub).

 
– Do you think that peacemaking lead to war? Then it basically becomes meaningless.

 
Not always. But we must clearly understand the purpose of the enemy. If it’s goal is to resolve the conflict, peacekeeping is useful and appropriate. But if the goal of the enemy and the seizure of aggression, peacemaking becomes dangerous and harmful.

 Neither Napoleon nor Hitler were not interested in peace with its neighbors, and therefore attempts to appease them is counterproductive. In World War II Hitler was guilty any more than Chamberlain, who announced his compatriots after Munich that it brought peace and believed in it.
 
This created Hitler’s belief that England refuses to fight. The paradox is that in the early stages he was afraid of direct confrontation with Britain and France and invaded Poland only when convinced that unopposed. When the aggressor sees that his methods work, he continues to follow them and puts forward new demands. If an aggressor meets strong resistance, it is revising its approach.

 
Pacifism leads to war, as the country where it becomes an ideology begins to play by the rules of the aggressor.

 This is the case with Israel.

 
How do you explain the fact that the more we retreat, the greater the pressure exerted by the rest of the world?

  This is natural. The international community is the third player. The third player, as a rule, always interested to ward off aggression and direct it at a convenient channel.

Since the Arabs act as the attacking side, the world is pleased that there is a constant object, becoming a victim of their aggression.
 
Therefore, there is no hope for understanding and compassion. The world has already forgotten that we withdrew from Gaza. The world does not want to notice the rocket attacks. The world sees only what he wants to see: during “Operation Cast Lead” the suffering by the Palestinians.

 
Is it even possible to achieve peace with the Arabs, given the differences of values ​​and worldviews?

 
With the Arabs can coexist if they realize that war, terror and violence will have for them more severe than for us. Say, hoping to destroy us, they should be aware that this will lead to disastrous results for them.
 
According to the principle of repeated games, even in the long interaction conflict creates balance, which opens the possibility of cooperation.
 
If a party feels the danger of punishment for certain extreme steps, it abandons these steps and prefer the status quo. That is what will make the world real.

And it’s not just in the current conflict.

We are resigned to the fact that the Palestinians is by definition the Arabs. In fact, the original Palestinians are Jews. In Jerusalem in 1912, Jews constituted two-thirds of the population (64%). Most of the remaining inhabitants were Christians.

 Palestine was never an Arab. In Gaza, in the late 17th century, lived about 500 people, half of them – the Jews, the rest – the Christians. Pogroms of Jews expelled from Hebron and many other places in the 20s, and then from 1948 to 1967. But this does not mean that we were not there. And the fact that we forgot about this moment the base a terrible mistake! We undermine our right to this land.

 
What, then, to explain that we stubbornly repeating the same mistakes?

That’s really irrational behavior. I think the reason is rooted in the lack of motivation. People do not understand why they are here, what are their higher goals and ideals. Jewish state for their empty words. But who needs a victim? To achieve peace requires patience. We do not have the patience, and the Arabs do.

Surprisingly, the Russian” Israelis have the sense of reality, which lacks the indigenous population. Own bitter experience and education tell them that one desire is not enough to turn the dream into reality. They know the Roman formula “If you want peace prepare for war.”
 
I remember how the media attacked Lieberman when he said that if the former scheme of concessions and goodwill steps does not work, it is necessary to change the scheme. But this is the moment of truth!

 Rereading Thucydides, the Greek philosophy.

 –Teaches us the past anything?

 
Ironically, opinions were divided.

 For example, a veteran of Israeli politics, the President of Israel and Nobel laureate Shimon Peres, declares that the past can not teach us anything, as the realities of the past are irrelevant to the present.

 On the other hand, the American philosopher George Santana belongs to the saying: “Those who can not remember the past are condemned to repeat it.”

 
In the past (and the historical scale, very recent) of the Jewish people was the Holocaust and he should reflect on whether the position is not some of its leaders to the danger of repeating the disaster.
 
From our perspective, it is likely the development of the Arab-Israeli conflict on a catastrophic scenario for Israel, and the probability of this is compounded by the absence of the Israeli leadership and strategic vision of the conflict and application of often wrong tactics.

 In connection with the foregoingit is extremely useful to refer to history, to try to get answers to questions because of what and why start military conflicts as they occur, when and how end and, most importantly, how to prevent them.
 
The story, of course, there are answers to all these questions, such as the conflicts of the Arab-Israeli, occurred in the past many times.

Greek historian Thucydides stands out from the galaxy of great ancient historians, Greek and Roman, because he is not only a great historian, but also a distinguished philosopher.

 
Therefore, his immortal work on the Peloponnesian War “History” contains not only apt observation contemporary and exciting descriptions of events, but a deep causal analysis.

Let’s re-read “History” and outline the parallels with the present.

 
Peloponnese war between Athens and Sparta began in 431 BC with Spartan army invasion of Attica, continued with varying success and truces 27 years and ended with the complete defeat of Athens. 

Initially, the Spartans, as usual, preferring strategy of destruction, the Athenians tried to impose a decisive battle in the end. They possessed superior army,\ and had therefore no doubts.

 
However, the Athenians, not accepting the fight, retreated beyond the impregnable walls of the city and the siege began.

The Spartans, cut off all land supply lines, tried to strangle Athens by hunger, but they had nothing to oppose the Athenian fleet, which was all they needed to ride smoothly and they constantly raided the back of Spartans, inflicting heavy losses.

 
There was a stalemate, in which neither of the opponents was not able to achieve victory.
 
The end came when Sparta, changing the rules of the game, built with Athens worst enemies, the Persians, a powerful navy, and destroyed Athenians and completely blocked the city. Athens surrendered.

Because of what was this war started?

 
According to Thucydides, because profasis” which literally translates as “subjectively experienced resentment,” but simply, an excuse.
 
Sparta filed a long list of intolerable offenseallegedly caused to the Athens, forcing her against her will (!) To start a war.
 
But, as pointed out by Thucydides, they were all just excuses, but the true reason was quite different.
 
Athens was a powerful democratic state with a rapidly growing fleet, trade, crafts. This has led to an unprecedented growth in the ancient world living standards, the flourishing of science, culture and arts. Athens turned into the economic, cultural and political center of the ancient world.

In this way they have inspired his fear, envy and hatred of the oligarchic, agrarian, impoverished and primitive Sparta, the whole way of life which was held at the brute force and coercion.

 Sparta had the most powerful army of the ancient world, so it was decided, until it is too late to destroy such a dangerous and rapidly growing rival.

Conclusion: the true causes of aggression, envy, indolence, pride, lust for revenge, but these reasons are never called, instead called flimsy but beautifully sounding excuses. Reactionary regimes want war, they become aggressors.

 Comparable to the Arab-Israeli conflict. Many Arabs call intolerable offense” allegedly caused to them by Israel (it is curious that all claims are made by only one party – the Arab, Israel is always justified), but they can be reduced to three: occupied” territory in 1967, the Arab refugees and the status of Jerusalem.

 
All of these factors on closer examination are not tenable.
 
Until 1967, these territories and Jerusalem belonged to the Arabs, but the conflict there and its intensity was no less. The entire territory of Israel is 0.2% of the territory of Arab States, and the “occupied” territory already quite negligible value, so the claim that Arabs are vital laughable.

Thesis is “peace for territory just sounds obscene, just aslove of money. “Any intelligent person knows that” the world can only be” peace , just as” love for love.

Advancing to peace Israeli withdrawal to the 1967 borders”, the Arabs have shown that they do not want peace, and a maximum attenuation of Israel before the decisive battle, as the 1967 border very difficult to defend.
 
There is no doubt that if Israel retreat to the 1967 borders, it will immediately follow the requirement of retreat to the borders of 1947, which, incidentally, is very logical, because the 1967 borders anyone and never have been recognized, and boundaries, in fact, were not, but were simply cease-fire lines in 1948. Border in 1947 legalized same UN resolution.

 With large unoccupied spaces, the Arabs, if desired, could easily resettle refugees, and the money spent on the war with Israel, and even to make each of them a millionaire. Israel has been able to integrate hundreds of thousands of refugees from Arab countries (and this is in addition to the hundreds of thousands of refugees from European countries) and nobody even does not occur to demand their return or compensation for damages.

 But instead of the integration of refugees, the Arabs settled them in camps, ghettos, where they kept for 60 years by means of the UN, as the Arab countries do not allocate funds for their content and do everything possible to prevent their integration in the host countries. All this is done in order to keep this issue as a means of putting pressure on Israel.

 The issue of Jerusalem is too far-fetched. Approval of the Arabs that Jerusalem is their second most important city after Mecca – a lie, which appeared simultaneously with the emergence of the Arab-Israeli conflict, a few decades ago. Jerusalem is not mentioned in the Quran.

In addition, the nationality of the city of secondary importance, since nobody encroaches on Muslim holy sites and does not preclude the administration of their religious services. Arabs claim Jerusalem because well aware of its importance for the Jews, because they want to tear the heart of the Jewish state and to break his spirit.
 
Thus, it appears that all three of the main causes of the conflict, put forward by the Arabs, fall under the definition of a “pretext.”

 The true reason for rejection of the Jewish state by the Arabs in that it created an extremely small and, moreover, without any resources of the territory, in the very middle of them, just ahead of them in all respects, making them the strongest inferiority complex and so inspiring to his fear, envy, hatred and thirst for revenge.

Why do wars start? According to Thucydides cause the outbreak of war is the lack of a deterrent. Aggressor will never start a war with no hope of victory, knowing that he will receive immediate and crushing rebuff.

 
Not peace treaties and agreements provide peace but inevitable retribution for the aggressor .

It is unacceptable to show weakness in front of the face of aggression, a policy of appeasement and concessions, trying to reach a compromise.

 
Democracy rests on the foundation of a compromise, but for a totalitarian aggressor any attempt to compromise is a sign of weakness which will only increase his aggressiveness.

A totalitarian aggressor understands only the language of force, so constantly, without excluding periods of calm, he should be reminded that he has to pay a huge price, unacceptable for him. You must follow the principle of inevitability of punishment, which, incidentally, is one of the basic principles of justice in any state.

Negotiations conducted only makes sense with a broken aggressor.

 Weakness and indecision was always costly for Israel.

 
Unilateral withdrawal from Lebanon in 2000 led to the fact that Hezbollah, the former to this marginalized group, covered with glory winner, turned into the largest Shiite organization that controls not only southern Lebanon, where it has actually created a state within a state, but also part of Beirut, rayony in central and northern Lebanon.

Her aggressiveness and danger to Israel has improved dramatically, and she proved the summer of 2006 holding the third fire in Israel. Withdrawal from Gaza, its population perceived as confirmation of the thesis of “terror worksled first to the victory of Hamas in the “democratic” elections, and then to establish its full control over the sector.
 
Now Israel voices calling for negotiations with Hamas. But what you can negotiate if Hamas is seeking the complete destruction of Israel and strongly disagree for anything less? Extrapolating the situation in the future, one can easily imagine what the consequences will such negotiations.

 
How do wars end? According to Thucydides, The Peloponnesian war could only be resolved one of two ways: either Athens and Sparta crush forever destroy the basis of its military and economic power, freeing the slaves, or Sparta crush the Athenian fleet, closes the siege of Athens by sea and force Athens to surrender.


This means that war ends only when one of the parties inflicting a decisive defeat and impose it’s will.
 
War was between Athens and Sparta several times. Once enclosed in 421 BC., when both sides were completely exhausted, it survived for more than 5 years. But as the causes of the war have not been eliminated, every time it flashed with a bang and ended only with the surrender of Athens.
 
The same principle applies in our time.
 
The First World War claimed millions of lives, but nothing has been decided, because Germany was not broken, her spirit was not broken, and she was eager for revenge, that is the reason for the war was not prevented. 20 years after its closure began much more brutal, which killed tens of millions of lives, the Second World War.

Then, Germany and Japan were not just broken, but literally erased to powder.

 
As a result, the cause of the conflict was resolved forever, and the former mortal enemies became close allies and friends.

Here is another example: smoldering conflict in Korea for almost 60 years and all these years is one of the main centers of global instability, because the cause of the war was not resolved and will be resolved only with the fall of the regime of North Korea and unification of the country.

 
Arab-Israeli conflict is perhaps the most striking example. Jewish state had four times in its history to fight for their right to exist in 1947, 1956, 1967 and 1973.

Each time the IDF wins brilliant victories, the Arabs begin to cry for help, intervene powerful external forces, Israel imposed another ceasefire guaranteed them. Arabs operate it as long as not restore combat power and feel ready for a new war, after which flagrantly violate the truce.

 
Powerful external forces declare their inability to maintain power and guarantees

 
Israel, left alone with the enemy, again forced to fight for its existence. All this is because Israel has never been allowed to finish the war decisive defeat of the enemy, crushing his will and forcing forever abandon the idea of destroying Israel.
 
Conclusion: War terminate only in the case when one of the parties gets another crushing defeat, losing losers exceed the measure of their patience, their spirit and will to win are broken, confidence in victory is entirely lost.

From this perspective, peace with the Arabs is not possible in the foreseeable future. Even if some kind of agreement will be signed, it will not change anything (remember the Oslo Accords, Vai, etc.). Israel must be prepared for the fact that the conflict will last for decades and strive to stop the signing of meaningless paperwork.

Instead, you need to stop wasting retreat strategic advantages, to take a firm and unequivocal position and grow day after day, year after year – economically, militarily, politically.

Only then the day will come when the Arabs understand that Israel is too tough for them and leave it to destroy the hopes, the day when there will be peace.

 Translated by Google, and Mr.Reason.

 
Russian text:
 

РОБЕРТ АУМАН

 

Момент истины

 В 2005 году лауреатом Нобелевской премии по экономике (“За расширение понимания проблем конфликта и кооперации с помощью анализа в рамках теории игр”). стал восьмой по счету израильтянин – математик, профессор Еврейского университета в Иерусалиме, президент Израильского союза математиков, лауреат Государственной премии Израиля и премии Харви Исраэль Роберт Джон Ауман.

 
Уроженец Германии, родители которого бежали в Америку от нацистского режима за две недели до “хрустальной ночи”, Ауманвырос в Нью-Йорке, окончил Массачусетский технологический институт и там же защитил докторскую диссертацию. В 1956 год он репатриировался в Израиль, с тех пор живет в Иерусалиме и работает в Еврейском университете.

 
Ауман – ортодоксальный еврей и религиозный сионист, автор ряда галахических комментариев по вопросам экономического и юридического аспектов Талмуда.

 По мнению профессораАумана, конфликты самых разных уровней и характеристик укладываются в определенные математические модели, игнорирование которых неизбежно приводит к фиаско. “Результаты всевозможных соревнований и споров между народами или странами могут быть подвергнуты математическому анализу”, – убежден он.

 
Его методика превосходно зарекомендовала себя в большой политике. В годы “холодной войны” Ауман был приглашен на роль консультанта одного из агентств США (контроль за вооружением).

 
Профессор Ауман не скрывает своей обеспокоенности по поводу будущего нашей страны. На Герцлийской конференции он обратился к политикам, генералам и дипломатам, принимавшим участие в конференции, с предупреждением: “Мы упомянули о двух смертельных для Израиля угрозах, связанных с ядерным оружием: прямой и косвенной. Но есть еще и третья угроза, куда более опасная.

 
Oна исходит не от Ирана, не от каких-либо террористических групп и даже не откуда-нибудь извне. Ее источник – мы сами. Парадокс в том, что политика ХАМАСа совершенно рациональна, в то время как политика Израиля абсолютно иррациональна. Мы потеряли ориентиры и находимся во власти иллюзий”. При этом, по мнению нобелевского лауреата, “русские” репатрианты реалистичнее тех, кто родился и вырос в этой стране. “СловаЛибермана о том, что нам надо менять модель отношений с палестинцами, основанную на постоянных уступках, были восприняты в СМИ с возмущением. Тем не менее, он прав”, – сказалАуман.

 
– Профессор, поясните, пожалуйста, как теория игр связана с политикой и государственными конфликтами.

 
– Теория игр – это анализ стратегии в отношениях двух взаимодействующих сторон. Взаимоотношения эти могут проявляться в самых разных качествах, от сотрудничества до конфликта, и в самых разных сферах, от шахмат до бизнеса и войн между государствами. Однако модель остается всегда одна и та же. Существует набор правил, которые определяют развитие конфликта при столкновении двух систем. Существует также набор определенных приемов, необходимых для того чтобы побудить соперника, врага, конкурента принять твою позицию.

 Возьмите самые разные конфликты, от локальных до глобальных, и вы убедитесь, что модели, по которым строится противостояние, одни и те же. Религия, идеология, национальный характер и т.п. имеют вторичное значение.

– Вы писали, что война не иррациональна. Но в основе большинства конфликтов, начиная религиозными войнами в средневековье и кончая современностью, лежат именно иррациональные побуждения.

 
– Говоря о рациональном характере любого конфликта, я имею в виду не побуждения, а методы достижения цели. Цель может быть совершенно иррациональной, самой безобидной или самой чудовищной. Некто может хотеть танцевать сутки напролет, а некто может мечтать о том, чтобы сбросить всех евреев в море. Но и тот, и другой неизбежно будут зависеть от партнера, конкурента или врага и вести себя вполне рационально – так, чтобы добиться максимума, подвергая себя наименьшему риску. В ситуации, когда шахиды хотят уничтожить евреев, все зависит от того, насколько сами евреи соглашаются с их желанием.

 От реакции евреев и их способов противодействия будет зависеть и поведение шахидов. Если абстрагироваться от эмоций, идеологии и политики, то это игра, и в игре есть свои правила.

 – Они достигают своей цели? – Несомненно! Эвакуация поселений из Газы была прямым следствием кошмарных терактов с применением смертников. Отступив, мы показали, что методы, используемые ими, эффективны. Освобождая сотни террористов в обмен на останки двух солдат, мы даем стимул к новым похищениям.

 Если мы освободим ГиладаШалита за тысячу террористов, среди которых организаторы самых кровопролитных терактов, то тем самым дадим нашему противнику стимул и дальше похищать военнослужащих. Они навязывают нам свои правила игры, мы принимаем их. (Тот, у кого возникнет искушение обвинить ИсраэляАумана в жестокосердии, напомним: его сын Шломо погиб в 1982 году на Ливанской войне, в бою под Султан-Якубом… – Прим. автора).

 – Вы считаете, что миротворчество ведет к войне? Тогда оно в принципе становится бессмысленным. – Не всегда. Но надо отчетливо понимать цели противника. Если его цель – разрешить конфликт, миротворчество полезно и целесообразно. Но если цель противника – агрессия и захват, миротворчество становится опасным и вредным.

 Ни Наполеон, ни Гитлер не были заинтересованы в мире со своими соседями, и потому попытки умиротворить их приводили к обратному результату. Во Второй мировой войне Гитлер виновен не больше, чем Чемберлен, который объявил своим согражданам после Мюнхена, что привез мир, и верил в это.
 
Это создало у Гитлера убеждение, что Англия отказывается воевать. Парадокс в том, что на первых этапах он боялся прямого столкновения с Англией и Францией и вторгся в Польшу только тогда, когда убедился, что не встретит сопротивления. Когда агрессор видит, что его методы работают, он продолжает им следовать и выдвигает все новые и новые требования. Если агрессор встречает решительное сопротивление, он пересматривает свой подход.

 Пацифизм ведет к войне, так как страна, где он становится идеологией, начинает играть по правилам агрессора.

 Это и происходит с Израилем.

 – Как объяснить тот факт, что чем больше мы отступаем, тем большему давлению подвергаемся со стороны остального мира?

 – Это закономерно. Международное сообщество – третий игрок. Третий игрок, как правило, всегда заинтересован отвести от себя агрессию и направить ее в удобное для себя русло. Поскольку арабы выступают в качестве наступающей стороны, окружающий мир доволен тем, что существует постоянный объект, становящийся жертвой их агрессии. Поэтому бессмысленно надеяться на понимание и сочувствие. Мир уже забыл, что мы ушли из Газы. Мир не желает замечать ракетные обстрелы. Мир видит только то, что желает видеть: во время операции “Литой свинец” пострадали палестинцы.

– Можно ли вообще достичь мира с арабами, учитывая различия ценностей и мировоззрений? – С арабами можно сосуществовать, если они осознают, что война, террор и насилие будут иметь для них более тяжелые последствия, чем для нас. Скажем, мечтая уничтожить нас, они должны отдавать себе отчет в том, что это приведет к плачевным для них результатам. По принципу повторяющих игр, длительное взаимодействие даже в конфликте создает баланс сил, который открывает возможность сотрудничества. Если сторона чувствует опасность наказания за те или иные экстремальные шаги, она откажется от этих шагов и предпочтет статус-кво. Именно это и сделает мир реальным.

Причем дело не только в текущем конфликте.

Мы смирились с тем, что палестинцы – это по определению арабы. На самом деле подлинные палестинцы – это евреи. В Иерусалиме в 1912 году евреи составляли две трети населения (64%). Большинство остальных жителей составляли христиане.

 Палестина никогда не была арабской. В Газе в конце 17 века проживали около 500 человек, половина из них – евреи, остальные – христиане. Евреев погромами изгнали из Хеврона и многих других мест в 20-е годы, а затем с 1948-го по 1967 год. Но это не значит, что нас там не было. И то, что мы забыли об этом базисном моменте, – ужасная ошибка! Мы подрываем наше право на эту землю.

 – Чем тогда объяснить, что мы упорно повторяем одни и те же ошибки?

 – Вот это действительно иррациональное поведение. Я думаю, причина коренится в отсутствии мотивации. Люди не понимают, зачем они здесь, каковы их высшие цели, идеалы. Еврейское государство для них пустой звук. Но зачем тогда нужны жертвы? Для достижения мира необходимо терпение. У нас терпения нет, а у арабов оно есть.

 
Как ни удивительно, “русские” израильтяне обладают тем чувством реальности, которого недостает коренному населению. Собственный горький опыт и полученное образование говорят им, что одного желания недостаточно, чтобы превратить мечту в реальность. Им известна римская формула “Хочешь мира – готовься к войне”.

 Я помню, как набросились СМИ на Либермана, когда он сказал, что если прежняя схема уступок и шагов доброй воли не работает, надо менять схему. Но это момент истины!

Перечитывая Фукидида.

 Учит ли чему-нибудь прошлое? Как ни странно, мнения разделились.

 Например, ветеран израильской политики, президент Израиля и лауреат Нобелевской премии ШимонПерес заявляет, что прошлое нас не может научить ничему, так как реалии прошлого неактуальны для современности.

С другой стороны, американскому философу Джорджу Сантане принадлежит изречение: “Те, кто не помнит прошлого, обречены на его повторение”. В прошлом (и по историческим масштабам, очень недавнем) у еврейского народа был Холокост и ему стоит задуматься над тем, не ведет ли позиция некоторых его лидеров к опасности повторения катастрофы. С нашей точки зрения, вполне вероятно развитие арабо-израильского конфликта по катастрофическому для Израиля сценарию, и вероятность эта усугубляется отсутствием у израильского руководства стратегической концепции конфликта и его часто ошибочной тактикой.

 В связи с вышесказанным, для не разделяющих взгляды нобелевского лауреата и ему подобных, представляется крайне полезным обратившись к истории, попытаться получить ответы на вопросы из-за чего и почему начинаются военные конфликты, как они протекают, когда и чем заканчиваются и, главное, как их предотвратить.

 У истории, конечно же, есть ответы на все эти вопросы, так как конфликты подобные арабо-израильскому, случались в прошлом много раз.

 Древнегреческий историк Фукидид выделяется из плеяды великих древних историков, римских и греческих, потому что он не только великий историк, но и выдающийся философ. Поэтому его бессмертный труд о Пелопоннесской войне “История” содержит не только меткие наблюдения современника и захватывающие описания событий, но глубокий причинно-следственный их анализ.

 Давайте перечтем “Историю” и наметим параллели с современностью. Пелопоннесская война между Афинами и Спартой началась в 431 году до н.э. вторжением спартанской армии в Аттику, продолжалась с переменным успехом и перемириями 27 лет и закончилась полным разгромом Афин.

 Вначале спартанцы, как обычно, отдавая предпочтение стратегии сокрушения, попытались навязать афинянам генеральное сражение, в исходе которого они, обладая превосходящей армией, нисколько не сомневались. Однако, афиняне, не приняв боя, отошли за неприступные стены города и началась осада.

 Спартанцы, перерезав все сухопутные линии снабжения, попытались задушить Афины голодом, но им нечего было противопоставить афинскому флоту, который беспрепятственно подвозил все необходимое, а также постоянно совершал набеги на тылы спартанцев, нанося им тяжелые потери. Возникла патовая ситуация, в которой ни один из противников был не в состоянии добиться победы. Развязка наступила когда Спарта, изменив правила игры, построилa на деньги злейших врагов Греции-персов мощный военный флот, разгромилa флот афинян и полностью блокировали город. Афины капитулировали.

 Из-за чего началась эта война? По Фукидиду, из-за “профасис” что буквально переводится как “субъективно переживаемая обида”, а попросту, предлог. Спарта предъявила длинный список “нестерпимых обид” якобы причиненных ей Афинами, что вынудило ее, против собственной воли (!) начать войну. Но, как указывает Фукидид, все это были просто предлоги, а истинная причина была совсем другой. Афины были мощным демократическим государством с быстро развивающимися флотом, торговлей, ремеслами. Это привело к небывалому в древнем мире росту жизненного уровня населения, расцвету науки, культуры, искусств. Афины превратились в экономический и культурно-политический центр античного мира.

 
Этим они внушили себе страх, зависть и ненависть олигархической, аграрной, нищей и примитивной Спарты, весь жизненный уклад которой держался на грубой силе и принуждении.

Спарта обладала самой мощной армией античного мира, поэтому было решено, пока еще не поздно, уничтожить столь опасного и быстро усиливающегося соперника.

 Вывод: истинные причины агрессии- зависть, косность, гордыня, жажда мести, однако эти причины никогда не называются, вместо них называют надуманные, но красиво звучащие предлоги. Войны хотят реакционные режимы, они становятся агрессорами.

 Сравним с арабо-израильским конфликтом. Арабы называют множество “нестерпимых обид”, якобы причиненных им Израилем (любопытно, что все претензии предъявляются только одной стороной – арабской, Израиль всегда оправдывается), но их можно свести к трем: “оккупированные” в 1967 территории, арабские беженцы и статус Иерусалима. Все эти причины при внимательном рассмотрении не выдерживают критики. До 1967 года и эти территории, и Иерусалим принадлежали арабам, однако конфликт существовал и его накал был ничуть не меньшим. Вся территория Израиля составляет 0.2% от территории арабских государств, а “оккупированные” территории – совсем уже ничтожную величину, поэтому утверждение, что арабам они жизненно необходимы смехотворно.

 

Тезис же “мир за территории звучит просто непристойно, точно также, как “любовь за деньги”. Любому разумному человеку ясно, что “мир” может быть только “за мир”, точно также, как “любовь за любовь”. Выдвигая условием мира отступление Израиля к “границам 1967 года”, арабы показывают, что они хотят не мира, а максимального ослабления Израиля перед решающей схваткой, так как границы 1967 года очень трудно защищать.

Можно не сомневаться, что если Израиль отступит к границам 1967 года, то немедленно последует требование отступления к границам 1947 года, что, кстати, очень логично, ведь границы 1967 года никем и никогда не были признаны, да и границами, собственно, не являлись, а были просто линиями прекращения огня в 1948 году. Границы же 1947 года узаконены решением ООН.

Обладая огромными незаселенными пространствами, арабы, при желании легко могли бы расселить беженцев, а на средства, затраченные на войну с Израилем, еще и сделать каждого из них миллионером. Израиль смог интегрировать сотни тысяч беженцев из арабских стран (и это в дополнение к сотням тысяч беженцев из европейских стран) и никому даже в голову не приходит требовать их возвращения или возмещения убытков.

 Но вместо интеграции беженцев, арабы поселили их в лагерях- гетто, где они и содержатся вот уже 60 лет на средства ООН, так как арабские страны не выделяют средства на их содержание и делают все возможное, чтобы не допустить их интеграции в странах проживания. Все это делается для того, чтобы сохранить эту проблему как средство давления на Израиль.

 Проблема Иерусалима тоже является надуманной. Утверждения арабов о том, что Иерусалим является для них вторым по значению городом после Мекки – ложь, которая появилась одновременно с возникновением арабо-израильского конфликта несколько десятков лет назад. Иерусалим ни разу не упоминается в Коране.

 К тому же, государственная принадлежность этого города второстепенна, так как никто не посягает на мусульманские святыни и не препятствует отправлению их религиозных служб. Арабы требуют Иерусалим потому, что прекрасно знают важность его для евреев, потому что хотят вырвать сердце еврейского государства и сломить его дух.

Таким образом, очевидно, что все три основные причины конфликта, выдвигаемые арабами, подпадают под определение “предлог”.

 
Истинная же причина неприятия еврейского государства арабами в том, что оно, созданное на крайне незначительной и, к тому же, без всяких ресурсов территории, в самой их середине, опережает их буквально во всех отношениях, создавая у них сильнейший комплекс неполноценности и поэтому внушая к себе страх, зависть, ненависть, жажду мести.

 Почему начинаются войны? По Фукидиду причиной начала войны является отсутствие фактора сдерживания. Агрессор никогда не начнет войну, не надеясь на победу, зная, что он получит немедленный и сокрушительный отпор. Не мирные договоры и соглашения обеспечивают мир, а сознание агрессором неизбежности возмездия.

 Недопустимо проявлять слабость перeд лицом агрессии, проводить политику умиротворения и уступок, пытаться достичь компромисса. Демократия покоится на фундаменте компромисса, однако для тоталитарного агрессора любая попытка компромисса есть признак слабости, которая лишь увеличит его агрессивность.

 Тоталитарный агрессор понимает только язык силы, поэтому постоянно, не исключая периодов затишья, ему следует напоминать, что он заплатит огромную, неприемлемую для него цену за агрессию, то есть необходимо следовать принципу неотвратимости наказания, который, кстати, является одним из основных принципов правосудия в любом государстве.

 Переговоры же имеет смысл вести только с сокрушенным агрессором.
 
Проявления слабости и нерешительности всегда дорого обходились Израилю. Одностороннее отступление из Ливана в 2000 году привело к тому, что Хизболла, бывшая до этого маргинальной группой, овеянная славой победителя, превратилась в самую крупную шиитскую организацию, контролирующую не только южный Ливан, где она фактически создала государство в государстве, но и часть Бейрута, райoны в центральном и северном Ливане.

Ее агрессивность и опасность для Израиля выросла многократно, что она и доказала летом 2006 года держа под обстрелом треть Израиля. Выход из Газы, воспринятый ее населением как подтверждение тезиса “террор работает” привел сначала к победе Хамаса на “демократических” выборах, а затем и к установлению полного его контроля над сектором.

Сейчас в Израиле раздаются голоса, призывающие к переговорам с Хамасом. Но о чем можно вести переговоры, если Хамас добивается полного уничтожения Израиля и категорически не согласен ни на что меньшее? Экстраполируя ситуацию в будущее, можно легко представить к каким последствиям приведут такие переговоры.

Как и чем заканчиваются войны? По Фукидиду, Пелопоннесская война могла разрешиться одним из только двух путей: либо Афины разгромят Спарту и навсегда разрушат основу ее военной и экономической мощи, освободив рабов, либо Спарта разгромит афинский флот, замкнет осаду Афин с моря и принудит Афины к капитуляции.

Это значит, что война заканчивается только в том случае, когда одна из сторон наносит противнику решающее поражение и навязывает ему свою волю. Мир заключался между Афинами и Спартой несколько раз. Однажды, заключенный в 421 г. до н. э., когда обе стороны были полностью истощены, он продержался более 5 лет. Но так как причины войны не были устранены, она каждый раз вспыхивала с новой силой, и закончилась только с капитуляцией Афин.

 Этот же принцип действует и в наше время. Первая Мировая война унесла миллионы жизней, но ничего не решила, потому что Германия не была сокрушена, ее дух не был сломлен и она стремилась к реваншу, то есть причина войны не была устранена. Поэтому через 20 лет после ее окончания началась несравненно более жестокая, унесшая десятки миллионов жизней, Вторая Мировая война.

На этот раз Германия и Япония были не просто сокрушены, а буквально стерты в порошок. В результате причина конфликта была устранена навсегда, а бывшие смертельные враги стали ближайшими союзниками и друзьями.

 А вот другой пример: конфликт в Корее тлеет уже почти 60 лет и все эти годы является одним из главных очагов мировой нестабильности, потому что причина войны не была устранена и будет устранена только с падением режима Северной Кореи и объединением страны. Арабо-израильский конфликт является, пожалуй, наиболее ярким примером. Еврейскому государству пришлось четырежды за свою историю воевать за свое право на существование – в 1947, 1956, 1967 и 1973 годах.
 
Каждый раз Армия Обороны Израиля одерживает блестящие победы, арабы начинают взывать о помощи, вмешиваются могущественные внешние силы, Израилю навязывается очередное прекращение огня, гарантированное ими. Арабы выполняют его до тех пор, пока не восстановят боеспособность и почувствуют себя готовыми к новой войне, после чего грубо нарушают условия перемирия.

 Могущественные внешние силы заявляют о невозможности поддержать силой свои гарантии и…

Израиль, оставшись один на один с врагами, снова вынужден воевать за свое существование. Все это происходит потому, что Израилю ни разу не было позволено завершить войну решающим разгромом противника, сокрушив его волю и заставив навсегда отказаться от мысли об уничтожении Израиля.

 Вывод: войны оканчиваются только в том случае, когда одна из сторон наносит сокрушительное поражение другой, потери побежденных превысят меру их терпения, их дух и воля к победе сломлены, вера в победу полностью потеряна.

С этой точки зрения, мир с арабами не представляется возможным в обозримом будущем. Даже если будут подписаны какие-то соглашения, это ничего не изменит (вспомним соглашения Осло, Ваи и т.п.). Израилю надо быть готовым к тому, что конфликт продлится еще десятки лет и перестать стремиться к подписанию ничего не значащих бумажек.

Вместо этого нужно перестать отступать теряя стратегические преимущества, занять твердую и непреклонную позицию и усиливаться день за днем, год за годом – в экономическом, военном, политическом отношении.

 Только тогда придет день, когда арабы поймут что Израиль им не по зубам и оставят надежды его уничтожить, день, когда наступит мир.

 Молодец профессор, отличный анализ!

 Одно удивляет: неужели для того чтобы сделать эти выводы надо быть лауреатом Нобелевской премии по математике? Древнегреческий историк и философ Фукидид пришел к тем же выводам еще в 5 веке до новой эры, о чем я писал в своей статье в 2007 году.

 А может все дело здесь в отсутствии мотивации? Израильтяне, а также все евреи мира должны осознать, что следствием уничтожения Израиля явится Холокост, превосходящий по своим размерам предыдущий, который затронет евреев всего мира.

P.S. В Египте особо ненавидят Либермана, который обещал в случае очередного нападения на Израиль, разбомбить Асуанскую плотину. До сих пор, нападения Египта на Израиль не были адекватно наказаны, и потерянный, в ходе нападения Синайский полуостров, возвращен Египту, хотя по международным законам он имеет одинаковый статус, например, с Калининградом, который Россия отдавать не собирается. Еврейские либералы сформировали в арабских странах, опасное для Израиля убеждение, что евреи не используют всю свою мощь (ядерное оружие) для своей защиты.

В печати, встречалась рекомендация для Израиля, в случае угрожающего существованию нападения, арабских стран, разбомбить нефтяные поля Саудовской Аравии, чтобы избавить Западные страны от иллюзии расплатиться с арабами Израилем, подобно тому, как они расплатились с Гитлером, Чехословакией.

 
Добавлю практический пример, проясняющий ситуацию.

Психологи изучили нередкие случаи убийства, высокотренированных мастеров Восточных единоборств и специалистов рукопашного боя, обычными уголовниками.

Установлено, что единственным преимуществом уголовников, было заранее сформированное намерение убить, которого не было у более тренированного противника.

 “Лишь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой” Йохан Вольфганг Гёте.

Еще никогда наше государство не находилось в такой опасности! Мы, граждане Израиля, потеряли то главное, что необходимо для существования и выживания народов и государств. И покорно ожидаем смерти. А некоторые из нас торопят ее, с энтузиазмом подкапываясь под последние основания, на которых стоит страна.

 Мы евреи. Много всякого было в нашей истории.

 
Был год 355 до новой эры. И случилось так, что благодаря умелой политике Мордехая сына Яира, происходившего из рода царя Шауля, и мужеству Эстер-Хадассы царь персидский Ахашверош: “РАЗРЕШИЛ ИУДЕЯМ, КОТОРЫЕ ВО ВСЯКОМ ГОРОДЕ, СОБРАТЬСЯ И ВСТАТЬ НА ЗАЩИТУ ЖИЗНИ СВОЕЙ: ИСТРЕБИТЬ, УБИТЬ И ПОГУБИТЬ ВСЕХ ВООРУЖИВШИХСЯ ИЗ НАРОДА И ИЗ ОБЛАСТИ, КОТОРЫЕ ГОТОВЫ НАПАСТЬ НА НИХ…”

 Кто же были эти люди, жившие во “всяких” городах на просторах грандиозной империи “от Индии до Эфиопии”, которым разрешили защищаться?

 Это! были простые мирные люди, купцы и ремесленники, жившие в гетто, в окружении иноверцев. Среди них не было солдат, император персов не потерпел бы на своей территории никаких солдат, кроме персидских. Среди них не было офицеров, откуда бы они взялись среди народа, уже двести лет как лишившегося своего государства.

 У них было мало оружия, потому что империя не поощряла частное владение оружием.

 Что же было у них?
У них была твердая решимость сражаться и защитить своих детей и имущество, и уничтожить своих врагов! И этого оказалось достаточно!

 В чужой стране, окруженные врагами, взялись они за оружие и:

 
“…СОБРАЛИСЬ… В ГОРОДАХ СВОИХ… И ПЕРЕБИЛИ… ВСЕХ ВРАГОВ СВОИХ, УДАРОМ МЕЧА… И НИКТО НЕ МОГ УСТОЯТЬ ПРОТИВ НИХ…”

Никто не мог устоять, потому что человек, который взялся за оружие, чтобы сражаться за свою семью и свое имущество, вызывает у нормальных людей уважение и солидарность, а у подлецов страх. Так выжил наш народ в четвертом веке до нашей эры.

 Прошло две тысячи триста лет.

Настал май 1948 года и евреи провозгласили свое государство.

 Уже на следующий день пять арабских государств напали на Израиль. Это были реальные, давно уже существующие государства с многомиллионным населением, с реальными, пусть и не очень современными армиями, имевшими на вооружении танки и пушки.

А евреев, если кто забыл, было всего только семьсот тысяч. У них не было солдат, кроме тех, кто прошел подготовку в британской армии во время Второй Мировой войны. У них не было офицеров, кроме небольшого количества участников той же войны, пробравшихся через британскую блокаду. У них не было военной промышленности, не было нефти, не хватало продовольствия и денег. И в первое время у них почти не было оружия.

 Что же было у них?

У них была твердая решимость сражаться и защитить своих детей и имущество, и уничтожить своих врагов! И этого оказалось достаточно! Израиль выжил! И вот теперь у нас, казалось бы, есть все. Деньги, ученые, высокоразвитая экономика, военная промышленность, суперсовременное оружие, хорошо обученные солдаты, храбрые офицеры.

 

И  это же время кучка наглых бандитов держит нашу страну за горло. Они отрицают наше право на существование, обстреливают наши города, посылают террористов убивать наших женщин и детей. И, совершая все это, они еще: “выдвигают условия для продолжения переговоров”!

 И мы это терпим, в то время как любое нормальное государство на нашем месте давно уже стерло бы их с лица земли! У нас на территории страны, на деньги недругов нашего государства, открыто существуют организации вроде “Махсом уотч” и “Бецалем”, ставящие своей целью помешать нашей армии бороться с террористами!

 Интересно бы было мне посмотреть, что случилось бы с евреями, которые в 1948 году, на английские деньги, создали бы организацию с целью помешать ЦАХАЛу сражаться?)

 И мы и это терпим! Наши собственные военнослужащие тысячами воруют секретные документы и передают их нашим же журналистам, сгорающим от желания опубликовать военные тайны своей страны, с тем чтобы нанести нашей армии максимальный ущерб.

 И наша прокуратура “просто не знает, что делать” с изменниками. И мы и это терпим!

 
I после этого всего мы возмущаемся ростом антисемитизма в мире. Но! Только человек, который взялся за оружие, чтобы сражаться за свою семью и свое имущество, вызывает у нормальных людей уважение и солидарность. И, какой же нормальный человек будет уважать идиотов, которые лижут задницу бандитам?!

 Которые в муках и жертвах создав свое государство, готовы раздать его кому попало и ликвидировать?!

 

Что же с нами случилось? Что мы забыли? Что потеряли?

 

Мы забыли самое главное, что должен знать каждый человек, где бы он ни жил и чем бы ни занимался! Если все кругом вопят о гуманизме, значит, приближается резня. Если ты не готов к насилию, то становишься жертвой. Если ты не готов убить своего врага, значит, скоро убьют тебя. Мы потеряли самое необходимое для существования государства.

 

Умение элементарно различать добро и зло!

 

Волю к жизни и решимость отстаивать и защищать свой народ и свою страну. Решимость уничтожать тех, кто стремится убить наших детей и разграбить наше имущество!

 

И, если все это не обретем вновь, мы обречены!

 

Ни деньги, ни танки не помогут нам.

 

Ни реактивные истребители, ни суперсовременная электроника.

 

Ничто и никто не помогает народу, утратившему решимость защищать родину!

 

И если Вы еврей, если Вы хотите, чтобы Израиль продолжал существовать, разошлите это письмо своим друзьям. Может быть, оно заставит их задуматься, что каждый из нас может сделать для спасения Израиля?

 

Пока еще есть, что спасать!

By


Readers Comments (0)


Sorry, comments are closed on this post.